• На доме 13 по Капельскому переулку установлена табличка проекта "Последний адрес"

    Леон Тальми с семьей

    В Мещанском районе на доме по адресу: Капельский пер., 13 установлена табличка проекта "Последний адрес" Леону Тальми

    Цель проекта "Последний адрес" – увековечения памяти тех, кто стал жертвами политических репрессий со стороны советской власти в 1917-1990 гг.

    Леон Тальми (настоящее имя и фамилия - Лейзер Тальминовецкий) родился в 1893 году в местечке Ляховичи Барановичского уезда Минской губернии в еврейской семье торговца. Начальное образование мальчик получил в хедере, потом учился в средней школе. В 1912 году семья эмигрировала в Америку. В Америке получил имя Леон Тальми, вошел в круг еврейских социалистов, в 1914 году стал членом партии, в которой состоял до 1917 года, вошел в состав ее центрального комитета. С 1914 же года начал выступать как журналист.

    Сразу после Февральской революции вернулся в Россию. Он прибыл в Петроград, где встретился с близкими ему по политическим убеждениям людьми. В это время обсуждался вопрос слияния нескольких еврейских партий в одну «Объединенную социалистическую еврейскую рабочую партию» и создания в Киеве ее газеты «Найе Цайт». Леона Тальми пригласили войти в состав редакции партийной газеты, и он отправился в Киев.

    Работая в газете, занимался переводами с идиш на русский, писал статьи, заметки, фельетоны, рассказывал читателям о жизни в Америке, положении рабочих и политической борьбе в этой стране.

    В 1920 г. переехал в Москву, где встретился со многими знакомыми по Киеву и по их рекомендации начал выполнять задания Наркомата по делам национальностей, а затем стал работать переводчиком в отделе печати Исполкома Коммунистического интернационала. Чисто переводческая работа не была по-настоящему интересна молодому журналисту, и он по совету активного еврейского журналиста и политика, тоже бывшего американского эмигранта Шахно Эпштейна стал проситься на журналистскую работу в Америку. Коминтерн в то время часто отправлял своих работников в зарубежные командировки, тем более, что у Тальми был опыт американской жизни, поэтому просьба его была удовлетворена, и в 1921 году он получил назначение. К этом у времени Леон уже женился и вместе с женой Саррой отправился в Америку. Поступил на работу в русскую газету «Искра» и сотрудничал с журналом «Нэшнл», выступавшим за политическое признание Советской России.

    В 1924-25 годах для активизации работы среди еврейского населения Америки Компартия США создала ИКОР (Идише колонизация орбайтер) - общество содействия еврейской колонизации в СССР. После организации в Москве Общества землеустройства трудящихся евреев (ОЗЕТ) ИКОР начал с ним активное сотрудничество, занимаясь пропагандой создания еврейской автономии на Дальнем Востоке. В этот момент и пересеклись пути Леона Тальми и Ильи Ватенберга, еврейского эмигранта, ставшего генеральным секретарем ИКОР. После того как Ватенбергу была поручена другая работа, Тальми занял его место, по утверждению свидетелей этих событий, неохотно, поскольку не был склонен к административной деятельности.

    Руководство ОЗЕТ демонстративно сосредоточило свои усилия на создании еврейской автономии на Дальнем Востоке (в Биробиджане), поэтому ИКОР всю свою помощь направлял именно в этот район СССР. Поскольку идея создания еврейской автономии в столь отдаленных и суровых краях вызывала множество вопросов и недоумений на Западе, решено было направить туда комиссию для наблюдения за процессом колонизации. От ИКОРа в нее вошли Ватенберг и Тальми. Летом 1929 года Тальми первым выехал в СССР – он участвовал в работе комиссии в качестве журналиста и переводчика, после завершения поездки публиковал путевые очерки, которые потом объединил в книгу «На целине», опубликованную в США на английском языке и идиш. После окончания экспедиции Тальми продолжал журналистскую работу, но его не оставляла мысль об окончательном возвращении в СССР.

    Уезжая в СССР, Тальми собирался освещать в американских изданиях процесс создания еврейской автономии в Биробиджане. Предполагалось, что он станет собственным корреспондентом одного из изданий, в которых прежде работал, но всего этого не случилось. В Москве он полностью отошел от журналистской работы и не откликался на обращения своих американских коллег. Объяснить это можно тем, что дела в Биробиджане шли не слишком хорошо: очень многие из нескольких тысяч приехавших туда евреев, уехали не выдержав сурового климата и тяжелейших бытовых условий. Проект, в сущности, провалился, плести американским читателям красивые небылицы Тальми не хотел, а рассказать правду, видимо не решился.

    Отказавшись от журналистики, Леон Тальми устроился переводчиком в «Издательство литературы на иностранных языках», где его назначили редактором английской секции. При его непосредственном участии были изданы на английском языке многотомные собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма, в том числе Сталина. Он переводил на английский стенографические отчеты о так называемых «московских процессах», уничтоживших практически всю верхушку ВКП(б).

    В июле 1941 года он записался в ряды народного ополчения, но на фронт его не взяли, а направили переводчиком в Совинформбюро (СИБ). Вместе с коллегами Тальми был сначала эвакуирован в Самару, но зимой 1942 года его отозвали в Москву. В первые годы деятельности Еврейского антифашистского комитета, несмотря на то что ответственным секретарем ЕАК стал его давний знакомый Шахно Эпштейн, Тальми участия не принимал. Он стал эпизодически участвовать в работе комитета уже после пропагандистской поездки председателя ЕАК Соломона Михоэлса и члена ЕАК Ицика Фефера на Запад в 1943 году, но основное свое время и силы он отдавал переводческой работе в одном из отделов СИБ. После окончания войны продолжал работать в Совинформбюро. В 1947 г. был арестован сын, Владимир Тальми, офицер, прошедший фронт и служивший перед арестом в экономическом управлении советской администрации в Берлине. Знание английского языка позволяло Владимиру общаться с союзниками, и это стало причиной обвинения в антисоветской деятельности, осужден на 25 лет. Сообщив об этом руководству, Тальми был тотчас уволен с работы, но продолжал получать заказы на переводы.

    2 июля 1949 г. арестован по делу делу ЕАК. Его биография, жизнь за границей, участие в деятельности многих еврейских организаций и печатных изданий давали богатую пищу для обвинений. Как и многие товарищи по несчастью, он сначала все эти обвинения отвергал, но под чудовищным давлением чекистов постепенно начал давать «признательные» показания. Дело Тальми объединили с делом Лозовского и других членов президиума ЕАК, и это стало роковым для него событием, окончившимся смертным приговором, вынесенным 7 мая 1952.

    12 августа 1952 г. - казнен в числе 13 приговоренных.


    Reply Follow